пятница, 26 апреля 2013 г.

"Столкновение цивилизаций" Хантингтона – неудачная попытка секьюритизировать цивилизационное противостояние?



Большинство исследователей и простых читателей в разных уголках мира, ознакомившись с известной работой американского политолога С. Хантингтона, частично или полностью критикуя или принимая выдвинутую им идею о цивилизационной природе грядущих конфликтов, возможно, не догадываются о том, что данный труд, независимо от степени соответствия освещенных в нем идей реальной жизни и скорости исполнения пророчеств на будущее, выполнил, как минимум, одну задачу. Мы не можем с уверенностью утверждать, что автор непосредственно ставил данную задачу перед собой, работая над статьей, и что это она была для него основной, однако это, тем не менее, не понижает степень актуальности рассмотрения работы известного ученого в качестве средства выполнения цели несколько иного масштаба и характера, нежели просто работы, которая имеет исключительно научную ценность. Под этой задачей имеется в виду выполнения цели внешней политики США на рубеже 20-21 веков (сохранения мирового господства), основным средством для решения которой вполне мог стать цивилизационный дискурс мировой политики, созданный С. Хантинтоном в его работе. Далее в этой статье речь пойдет о том, удалось ли идее Хантингтона стать основным средством для достижения целей внешней политики США, и какую роль она сыграла в формировании картины ближайшего будущего.
Для того чтобы понять, почему можно рассматривать публикацию статьи «Столкновение цивилизаций» как особый инструмент внешней политики США, следует вспомнить, прежде всего, о периоде публикации данной статьи, а именно о 1993 годе, когда рядом сосуществовали эйфория от завершившейся «Холодной войны» и страх постбиполярной неизвестности. Для США, долгое время объединявших западный мир перед лицом сильного врага, после распада СССР наступил решающий момент, когда необходимо было формировать новые (или модернизировать старые) внешнеполитические приоритеты, способствующие поддержанию американского доминирования. Для поддержания легитимности значительной роли США в мировой политике со стороны мировой (прежде всего западноевропейской) общественности, необходимым было формирование определенного дискурса общественного мнения, в котором основная роль США в мировой политике представлялась как неотъемлемая составляющая для сохранения мира и стабильности.
«Столкновение цивилизаций» Хантингтона, в отличии от таких известных статей, как «Конец истории» Фукуямы (1992) и «Грядущая анархия» Каплана (1994), которые также были, прежде всего, своего рода, инструментами внешнеполитических целей США по достижению формирования особого мнения мировой общественности относительно имеющих место в мире событий и тенденций, можно рассматривать в качестве первой серьезной попытки секьюритизации проблемы усиления влияния и могущества незападных стран, то есть в качестве попытки представить данную ситуацию, пускай и не напрямую, как угрозу безопасности США и всему западному миру.
На официальном уровне заявление США о том, что незападные цивилизации (в большей степени исламская и конфуцианская) представляют угрозу развитию западному миру, выглядело бы прямым призывом к межцивилизационному противостоянию, а использование таких категорий, как «братские страны» и «все остальные» непременно бы изменило в худшую сторону отношение других стран с США. Статья в авторитетном издании, получившая широкую известность не только в Америке, но и за рубежом, явилась, в таком случае, достаточно эффективным инструментом косвенного информирования мировой общественности о внешнеполитических целях США, с возможностью наблюдения реакции на подобные заявления и отсутствия ответственности государства за них.      
Таким образом, кроме непосредственно американской аудитории, данная работа была в большей степени направлена на привлечение внимания неамериканской аудитории к необходимости сохранения доминирования США в мире, что является, по мнению Хантингтона, единственным залогом развития и безопасности. Говоря о тождественности понятий «мировое сообщество» и «свободный мир» и использовании их в интересах западного мира и о якобы несправедливости такого использования, Хантингтон таким образом акцентирует внимание читателя на безальтернативности свободы и непосредственной ее связи с Западом. Данный акцент обуславливается тем, что о других цивилизациях он говорит, как о таких, где не находят отклика идеи конституционализма, прав человека, равенства и пр.
Основную угрозу западному миру Хантингтон видит в усиление могущества исламской и конфуцианской цивилизации. С целью усиления осознания читателем серьезности угрозы исходящих от цивилизационных конфликтов будущего и консолидации «братских стран», он не уделяет достаточного внимания значительным противоречиям, существующим внутри каждой цивилизации, а говорит преимущественно о межцивилизационных отличиях и проблемах. В «выводы для запада» - свое рода, лекарство от будущих цивилизационных конфликтов, которые могут значительно повлиять на судьбу свободного мира, Хантингтон включает необходимость единства американо-европейского единства, интеграция с Латинской Америкой и Восточной Европой, а также сотрудничество с Японией и Россией. Таким образом, он делит цивилизации на группы, в которых главным оппонентом США является «конфуцианско-исламский блок», рост военного могущества которого необходимо ограничивать и использовать конфликты и разногласия внутри данных цивилизаций для поддержания собственного превосходства.
Принятие и активная критика идей Хантингтона в середине 90-х годов и достаточная их популярность по сегодняшний день, несмотря на значительные изменения геополитической картины мира, с которыми частично идеи американского политолога идут вразрез, свидетельствуют о том, что с созданием информационного дискурса об угрозах цивилизационных конфликтов и популяризации роли США в современном мире в качестве гаранта свободы, а западной цивилизации, как цивилизации такой свободы, работа Хантингтона справилась довольно успешно. Будет неправильным говорить, что после данного заявления рост могущества незападных стран стал массово восприниматься как угроза, которая требует немедленного устранения, и что процесс секьюритизации завершился, однако первый этап – заявление о существовании такой угрозы – все же имел место. Поэтому, вопрос о том, можем ли мы говорить о статье Хантингтона как о неудачной попытке секьюритизировать цивилизационное противостояние или, быть может, эта попытка была лишь первым шагом на пути более длительного и основательного процесса секьюритизации, остается открытым. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий